Афера 1005 долларов

Махинация "1005 долларов", 25 лет осуществлявшаяся братьями Классон – типичная афёра, основанная на воровстве фишек у других игроков. Но она имеет свои оригинальные отличия.

Суть аферы "1005 долларов"

Один из участников группировки появлялся возле игрового стола – в это время дилер платил по выигранным ставкам и принимал отыгранные карты после предыдущих партий. Член банды делал ставку в $15 (3 красные фишки) в крайнем ящике поправую сторону от дилера, а усевшись за стол, ставил $2500 (5 фиолетовых фишек) вкупе с одной красной (на $5), при этом закрыв их рукой так, чтобы ни один из игроков, а также дилеры, их не заметили. Он также отбирал две по $500 и одну на $5 (от чего махинация и получила своё название), и играл на них, а 3 другие (по $500) откладывал в запас.

Мошенник сидит за последним боксом

Игра выполнялась преимущественно левой рукой - ею же шулер подавал тайные знаки дилеру. Он располагал последним ящиком с фишками и играл в последнюю очередь, однако фишки добавлялись и удалялись дилером на этом боксе раньше, чем у остальных игроков, при сопоставлении игровых позиций и расчёте выплат. Значит, у шулера выигрыш будет оплачен раньше, чем выигрыши остальных игроков. Такая позиция не зря выбрана мошенником – переходя к другим, дилер потеряет контроль за фишечным ящиком афериста. Махинация осуществляется на любом из ящиков – но с последним это случалось легче и быстрее, чем если бы по обе стороны находились соседние игроки. А вот первый бокс – самый трудный в плане осуществимости мошеннических действий.

Мошенник, если бы поднял правую руку, в рукаве которой прятались 5 фиолетовых и одна красная фишка, попросту бы “спалился”. Проиграв первоначальную ставку, он мог перейти к другому столу. После проигрыша повторить ставку было невозможно – он рассматривался остальными игроками и дилерами как изначально “бедный” игрок, а пускание в ход более крупных фишек приковало бы внимание игровой обществености к нему, он рисковал бы быть схваченным с поличным. А вот в случае выигрыша схема тут же приводилась в действие – зажав пару фиолетовых фишек вместе с одной красной, мошенник ожидал оплаты в $15 (три красные фишки).

Сразу же при получении трёх красных фишек (выигравшая ставка) аферист исподтишка прятал их, а на их место ставил фишки на $1005 (2 по $500, сверху прикрытые фишкой на $5). Движения создавали видимость того, что игрок воспользовался выигрышем, после чего шулер наклонялся над столом и незаметно клал пятидолларовые фишки в карман. Поскольку пятисотдолларовые фишки уже лежали на столе, он прикасался к руке дилера, обращая внимание того на ошибку в оплате. Такой сигнал недопустим ни в одном казино – его исполнение означало, что казино ошибается, естественно, шулер тут же доказывал свою правоту, между делом при помощи щелчка откидывая оплату в $15 назад, в сторону дилера. Такой жест, в свою очередь, подсознательно вынуждает дилеров положить откинутые фишки обратно. Стоило им вызвать питбосса или менеджера, тот обращал внимание на спорщика и ставку в $1005, при выигрыше которой было добавлено лишь $15, а не столько же. Чаще всего ситуация решалась в пользу игрока, и мошенник получал вместо $15 свои $1005.

Психология

Подоплёка такого подхода заключалась в следующем. Крупье не привыкли, чтобы во время игры кто-то прикасался к соответствующим игральным картам, а уж тем более к ним. Такое прикосновение демонстрировало недовольство игрока.

Сам же трюк был настолько точно отработан, что низкокачественное в те годы видеонаблюдение не указывало на незаконность такого действия. Движения при этой схеме считались чем-то самим собой разумеющимся – мошенничество скрывалось и выдавалось в качестве попыток забрать законный выигрыш, и служба безопасности долго не могла ни до чего докопаться.

Высшим пилотажем считалось, когда мошенник в итоге менял фишку в $500 на пять соответствующих этой сумме фишек, и оправдывал разыгранное самим собой представление. Служба безопасности, как и следовало ожидать, велась на этот трюк, и излишнее внимание к нему работников казино-клуба притуплялось.

Схема исправно работала при одновременном повышении номинала фишек – так, вместо пяти- и пятисотдолларовых фишек могли применяться десяти- и тысячедолларовые, либо сто- и пятитысячедолларовые. Интересно отметить, что с ростом ставок, сохраняющих свою удельную пропорцию, такой алгоритм работал ещё точнее.

Присоединиться к обсуждению: